Смешные воспоминания.


В интернате довелось провести ровно 10 лет и за это время происходило всякое разное…

Но особенно запомнились некоторые смешные и провальные сюжеты.


  Одним прекрасным субботним вечером в класс забежала воспитатель по культурно- массовой подготовке и заявила, что я и мой одноклассник будем играть бабок Ёжек и должны петь весёлые частушки!

    - Но это будет в самом финале программы, а пока идёт концерт, то вас посадят в мешки на сцене и вы должны просидеть, совершенно не двигаясь, чтобы никто ничего не заподозрил.- заявила она, словно доверила нам безумно секретную миссию.

Оставив воспитателю листик с текстом, воспитатель удалилась из класса.


Частушки выучили, на генеральной репетиции всё хорошо спели.

     И вот час выступления настал! Надев какие-то рваные тряпки и получив команду первой готовности, мы залезли в свои мешки! Пока зал был абсолютно пуст, я от скуки стал щипать друга через мешок, приговаривая:

- Эй! Бомжиха! Ну что? Готова кости поразмять свои?

Смотри, а то пока будешь сидеть, радикулитик тебя и прихватит.

Резко не прыгай, а то развалишься, как скрипучая телега...


     В актовом зале стали собираться дети. А нам сидеть где-то приблизительно час. Концерт задерживали. Кто-то опаздывал и ждали, пока его подготовят.

Прошло 30 минут и программа всё-таки началась. К тому времени ноги мои стали колоться так, словно в них мелкие иголочки втыкаются, даже мягкое место перестал чувствовать, а ещё спина, будь она не ладна, стала напоминать о себе!

В середине концерта зачесался нос, а почесать никак нельзя. Сижу и боюсь, что чихать начну сейчас. Ближе концу уже молил о своём выходе на сцену, раздражали эти долгие стихи, песни, игры. Хотелось одного - наконец-то встать и хоть немного походить.


   Закончился последний номер - и тут мы как закричим, да как выскочим из мешков! Ноги мои запутались, меня немного пошатнуло, но удержавшись, я стал неистово прыгать по сцене, махать руками, словно подстреленный воробушек!


   В это время первую частушку пел мой друг. А когда пришло время запеть мне, то на весь зал раздался звонкий и пронзительный смех. Меня невозможно было остановить!

   Говорят же, что смешинка в рот попала! Наверно, она-то мне и залетела!

У меня от смеха не получалось и слово спеть из своих строк. Смех уже перекинулся в зал и зрители, вторя мне, хохотали эхом.


    Когда вновь пела первая баба Яга, я каким-то чудом переставал смеяться, но кружил вокруг неё как акула перед охотой.

- Ну всё, сейчас буду петь. Настройся! Ну давай!


   Только открыл рот запеть, вдруг вновь от чего-то становилось безумно смешно!

И опять прокатилась волна безудержного хохота, и весь зал падал от такого веселья. В конце только и смог выдавить из себя:

- Баба Ёжка сошла с ума! -

и убежал за кулисы.


А там наша Галина метала молнии, гневно кричала и угрожала, что не на один концерт нас больше не пустит!


    Следующее мой казуз приключился в спектакле, посвящённом Рождеству.

Играл грозного царя Ирода, который искал младенца.

Он наказывал своих слуг и бил их кнутом за то, что они вновь пришли к нему без дитя. В дни репетиций обучали не избивать ребят, а где-то совсем рядом хлопать по полу.


      До выступления всё так и было.

      Но когда открылась кулиса в праздничный день и к царю пришли слуги на аудиенцию с плохими вестями, то с яростным гневом рванул к ним тот царь из-за кулис, грозно размахивая кнутом и при этом крича что есть силы! Кому-то перепало по спине, кому-то по ногам, кому-то по пятой точке.

     Настолько я увлёкся своим гневом, что забыл о просьбе режиссёра.


   Правда, в конце они отомстили. В самом финале мы изображали смерть царя и слуги на подушках выносили его.

Эти «безрукие» подняли меня и понесли за кулисы, по дороге опрокинув!

С грохотом царь упал на сцену, стукнувшись головой!

Я даже забыл, что помер и вскочил!


     Потом до меня дошло, какую глупость я совершил, но делать что-то и выкручиваться на сцене надо. . Ляпнул первое, что пришло в голову:

- Да вы даже после моей смерти похоронить нормально не можете, безмозглые!      Пошли вон, я сам туда дойду!


После спектакля подошла воспитатель и говорит:

- Руслан, я прошу тебя, больше не пугай так! У меня аж сердце схватило, когда ты выбежал и закричал, а потом ещё вон их побил.

Хорошо, что от сердца были таблетке в сумке, а то скорую пришлось бы вызывать!


      А ещё помню, словно вчера это было, как в один из дней школьной жизни в мою голову стукнула желание научиться танцевать. Благо, такой кружок в школе был.

Ну раз есть желание, то и надо его исполнить!


   Придя в актовый зал, я застал одноклассников в изучении вальса. Всех разделили на пары. Наша пара была абсолютно слепой!

    И вот все начали кружиться в вальсе под музыку. А мы так видно увлеклись, что и не заметили оба, как очутились уже на краю сцены.

Вот нога соскользнула, и, не удержавшись, с огромным грохотом я и моя напарница рухнули вдвоём на крышку рояля! Он громко загудел, запищал…

     Барышня осталась лежать на крышке этого огромного инструмента, а меня ещё, протолкнула вперёд!

Не поместившись, полетела дальше моя отбитая пятая точка и приземлилась прямо у подножки рояля!

                Следующие репетиции к посещению были запрещены.