Весь подготовительный год меня никто не забирал на каникулы, потому, что оформлялись документы на опекунства. Как только школа становилась абсолютно пустой, то некоторых забирали люди в свои семьи в период отдыха, а те дети, которые никому были не нужны, распределялись по детским домам. 


Среди них был и я. Больше всего в памяти запомнился детский дом "Улыбка". Просто там была ночная нянечка с грозным голосом, и когда она ночью заходила успокоить хулиганов, то в этот момент у меня кровь в жилах стыла, от страха я прятался под одеяло и лежал, не двигаясь пока она не выйдет. 


В моём воображении наша нянька представлялось каменной, холодной баба ягой, питающаяся детьми. В её смены я даже в туалет не ходил и терпел до утра. Настолько мне было страшно. В остальном мне там нравилась. 


Я быстро всё изучал, правда, бассейн без воды это была моя слабость детства. В первый же день нашёл и упал в него, ударившись щекой, затем встал, отряхнулся, залез на бортик и пошёл дальше изучать новую территорию. 


Много гулял вдоль забора, окружающего двор приюта, мог по долгу слушать городской шум, шаги проходящих людей, гудящие вдалеке паровозы.. Мне казалось, что это едут за мной, вот скоро откроется калитка и меня позовут с собой. Так и ждал я две недели, но приехали работники и забрали нас обратно в интернат учиться.


Пришло лето, всех стали опять забирать по домам, но никто вновь не забирал меня. Правда, в это лето всех, кто остался повезли в Анапу на море. Моему счастью не было придела !!! Но приехав в санаторий, не всё оказалось так позитивно, как мне воображалось. Воспитатели купались, а дети охраняли вещи. Пускали в море только на пять минут и 30 длительных ужасных посиделок в песке. 


За неделю пребывания я получил солнечный удар и у меня обгорели ноги, руки, спина. После этого быстро вызвали моего нового опекуна Веронику и сказали, чтобы на все оставшиеся месяцы я жил у неё в доме.


Вероника была не плохой женщиной, но слишком вспыльчивой и скандальной личностью. Знаю, что она из бедной армянской семьи, проживающих на территории Абхазии. От своих родных маленькая девчушка не получала особой любви и заботы, а о её хорошей учёбе даже никто и не заботился, мол хочешь учись, хочешь гуляй. 


Встав взрослой, она сбежала из Сочи, вышла замуж, родила и развелась... Жила вместе с ребёнком в подвальной комнате, где не было никаких удобств, кроме раковины с водой. Над ними жил старенький сосед - военный, его дети не особо интересовались жизнью старика, а с годами помощь всё больше и больше требовалась. 


Тогда Вероника стала ухаживать за дедушкой, и он пожалел молодую девчонку с ребёнком и всё своё имущество переписал на неё. Так появилась трёх комнатная большая квартира почти в центре Сочи, рядом с морем. Выйдя вторично замуж и прожив какое-то время, она снова развелась, и отдала комнату, в которой когда-то жила. Так всю свою жизнь они и прожили рядом как собака с кошкой. 


У её единственной дочери жизнь тоже не сложилась. Благодаря выпившему врачу, ребёнок стал инвалидом на всю свою жизнь. При операции было нарушена центральная нервная система. Это поспособствовала развитию косоглазия и частичной потере зрения. Тогда мама оформила её в ту же школу ,куда и направили меня, но у неё возникли проблемы в учёбе и адаптации среди детей. 


В четвёртом классе Вероника забрала её домой и больше на учёбу не отдавала. Читать и писать дочка, конечно, успела научиться, но на всю свою жизнь осталась домашней затворницей, не приспособленная к городской жизни, пугающаяся всего вокруг.


Вся жизнь её заключалась в сидении дома и в прогулках по парку возле дома. Когда время пришло, то мама привела мужчину и сказала, что это её муж. Даже в этом всё было решено без её ведома, но только это уже совершенно другая история жизни.


Поскольку Вероника по натуре своей любила до безумия деньги, то как получала опекунские : пенсию дочери, мою пенсию и свою, тут же бежала в казино, проигрывать и выигрывать. В ней сочеталась жадность и расточительность, она как все люди имела свои минусы и плюсы. Но появившись в её семье, я не чувствовал к себе какое-то отвращения, ко мне относились хорошо, голодом не мучили, зимнюю и летнюю одежду покупали на вырост, на день рождения дарили подарки и спал я в чистоте и в тепле. Хотя и у нас с ней были очень сложные отношения. 


Уже с детства мы ругались и постоянно спорили. Я доводил бедную женщину до бешенства, за мной летели кастрюли, сковородки, палки и проклятия в след. Однажды даже случайно ногу ей защемил в дверях в порыве скандала. Чем старше становился, тем больше гнул свою линию и был для неё не управляем. Мне говорилось одно, а я делал всё по-другому. 


Наш дедушка был очень мудрым мужчиной и часто заступался за меня, говоря:  "Он - парень, дай ему немного воли. Чего ты его душишь своим надзором?" Мне от него правда тоже часто попадало сильно, но, воспоминания о нём, у меня остались только положительные чувства. Он мне позволял и на дискотеку убежать, лишних два часа погулять, даже плавать именно он меня научил, просто взял и кинул в море, где я не мог достать дна. Тогда я руками махал так, словно раненная чайка на волнах, а когда устал и решил тонуть, то он прыгнул в след и подтолкнул вперёд к берегу. После этого я абсолютно не боюсь моря и с огромным удовольствием могу далеко плавать.


Он даже ругался с женой, что она не отпускает меня одного на море, они чуть не передрались за мою свободу, но дедушка победил и с тех пор купаться в море я ходил без надзора и фраз, "туда нельзя, сюда нельзя, иди сюда, далеко не плыви, по берегу ходи."